Поиск Карта сайта


Rambler's Top100
ИЛЬИНСКИЙ ИГОРЬ МИХАЙЛОВИЧ

Мои дела?.. Я жил страной.
Мне подарила Русь святая
Простой девиз: «Будь сам собой.
Свети другим, себя сжигая».

И.М. Ильинский

 НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 
 ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 
на главную страницу
библиография
книги
cтатьи. интервью. выступления.
об И.М. Ильинском и его трудах.
Книги. Статьи. Рецензии.

Rambler's Top100

Поиск по сайту
Главная / Публикации / Статьи

Будущее России и молодежь: К новой концепции молодежной политики

Версия для печати Версия для печати

БУДУЩЕЕ РОССИИ И МОЛОДЕЖЬ:
К НОВОЙ КОНЦЕПЦИИ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ

Небольшое отступление...

Более 10-ти лет мы не проводили таких крупных конференций. Причин много. Одна из основных - материальная. Однако главная проблема, как ни парадоксально это звучит в обществе, находящемся на краю катастрофы - невостребованность научного знания со стороны властей, отсутствие спроса на людей знающих, думающих. Кому нужны сегодня знания о детях и молодежи? Политикам? В действительности их волнуют разного рода рейтинги и сохранение во власти... Газетам? Они гонятся лишь за сенсациями и «чернухой». Журналам? Им нужна реклама. Молодежным редакциям телевидения и радио? Они закрыты, их просто нет. Необходимость борьбы за выживание, ощущение ненужности, невостребованности — это испытанный способ подавления думающих людей. Уверен, что практически каждый из сидящих в зале исследователей испытал его действие на себе. Многие наши коллеги, не выдержав борьбы с нищетой, занялись делом более прибыльным, но никак не связанным с их квалификацией. Огромное стремление на нашу конференцию тех ученых, которые несмотря ни на что продолжают заниматься исследовательской работой, я объясняю прежде всего появившейся возможностью поделиться с коллегами накопившимися мыслями и эмоциями.

Признаюсь, почти три последних года я также практически не публиковал статей и книг по проблемам молодежи, работал урывками, в стол.

Этому была причина: надо было спасать Институт, который я принял в 1994 году в гибельном положении. И с этой задачей мы в основном справились. Но у моей исследовательской пассивности был и повод: в 1995 году Правительство России запретило распространение Доклада Комитета РФ по делам молодежи который был подготовлен под моим научным руководством и одним из основных авторов которого я был. На заседании Правительства при обсуждении этого доклада, посвященного проблемам воспитания молодежи, выступили ныне бывший первый вице-премьер Сосковец, бывший министр обороны Грачев и бывший министр образования Кинелев и оценили доклад как очернительский. Что еще за разговоры о воспитании? Кому оно сегодня нужно в условиях свободы и демократии? И т.п. Бывший премьер Черномырдин снял вопрос с обсуждения и запретил бывшему тогда Председателем Комитета по делам молодежи А.В. Шаронову рассылать Доклад на места. Указание было выполнено.

Для меня стало окончательно ясно, что нынешняя власть настолько самоуверенна, самонадеянна и самодостаточна, настолько не нуждается в объективных оценках происходящего, что предлагать ей свои услуги и глупо, и безнравственно.

Подготовка к 80-летию комсомола породила в нашем Институте идею провести конференцию. В качестве предмета своего выступления я избрал молодежную политику. На это есть, по крайней мере, три причины.

Во-первых, потому что это тема, как говорится, «моя» и дорога мне.

Дело в том, что еще в 1986 году, 29 октября, я (тогда директор Научно-исследовательского центра при Высшей комсомольской школе) с этой самой трибуны выступил с докладом «Проблемы молодежи и молодежной политики в условиях ускорения социально-экономического развития советского общества», в котором впервые обосновывалась необходимость проведения в СССР целостной и сильной государственной молодежной политики. Подчеркиваю: государственной. В частности, предлагалось: 1) разработать и принять закон СССР о государственной молодежной политике; 2) создать в стране систему государственных органов по делам молодежи во главе с Госкомитетом; 3) разработать всесоюзную комплексно-целевую программу «Молодежь»; 4) начать подготовку ежегодных докладов Правительству о положении молодежи и т.д. На подготовку и принятие Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР», на внедрение в общественное сознание самой идеи молодежной политики при поддержке ЦК ВЛКСМ у меня с группой энтузиастов ушло более 4-х лет. Мы добились своего. В 1991 году закон был принят. Общество согласилось с тем, что так долго и яростно отвергало. Но вскоре был разрушен СССР. Можно было подумать, что вся наша работа не имела смысла. Оказалось, имела. В основном благодаря именно нашим теоретическим наработкам и взрыхленному нами общественному сознанию молодежная политика уже через несколько месяцев после развала СССР возникла и существует как явление не только в нынешней России, но и в странах СНГ.

Вторая причина, по которой я выбрал именно эту тему, состоит в том, что мне захотелось ответить на вопрос, который я часто слышу: «А есть ли на самом деле в России государственная молодежная политика?»

Третья причина выбора данной темы заключена в том, что вопрос о грамотной и эффективной молодежной политике напрямую связан с будущим России. Мне захотелось высказать свои общие соображения по этому поводу.

Итак, по порядку.

1. Есть ли в России государственная молодежная политика

Ответить на этот вопрос правильно не так просто, как может показаться.

Ответ может (и, на мой взгляд, должен) быть Утвердительным, если рассматривать государственную молодежную политику как одно из направлений государственной деятельности, как своего рода отрасль. В самом деле, есть Всероссийская программа «Молодежь России», система органов, с помощью которых эта программа реализуется, выделяются определенные бюджетные средства, переподготавливаются кадры и т.д. Если вы прочитаете раздел III Доклада Госкомитета РФ по делам молодежи Правительству РФ за 1998 год (он у вас на руках), в котором как раз рассказывается о государственной молодежной политике, то узнаете много интересного и придете к выводу, что органами по делам молодежи проделана немалая работа.

Однако, как хорошо известно, нельзя оценивать работу количеством затраченной энергии, составленных программ, проведенных мероприятий, созданных бирж занятости, центров реабилитации и т.п. Давайте посмотрим на результаты работы. Что происходит с самой молодежью? Как она развивается? Каково ее здоровье, благополучие, самочувствие?

Отвечая на эти и подобные вопросы, мы вынуждены делать очень печальные, страшные выводы.

У вас на руках еще одна книга— «Молодежь России: тенденции и перспективы», изданная в 1993 году. Это — полный текст проекта доклада Правительству РФ, который был подготовлен Научно-исследовательским центром при Институте молодежи под моим научным руководством и при моем авторском участии. Потом этот проект был основательно выхолощен и кастрирован в аппарате Комитета РФ по делам молодежи перед тем, как представить его в Правительство. При желании вы можете открыть главу «Заключение: общие оценки, выводы и прогнозы» (стр. 190-212). Суммирую эти оценки и выводы для краткости в несколько строк.

Пять лет назад, в 1993 году, мы писали: 1) численность молодежи в России сокращается, общество стареет; 2) каждое новое поколение детей и молодежи менее здоровое, чем предыдущее; болезни «переселились» из старости в молодость; молодежь вымирает быстрее, чем старшее поколение; под угрозой генофонд нации; 3) падает интеллектуальный потенциал молодежи, происходит умственное вырождение молодых поколений, а с этим — падение инновационного потенциала молодежи и общества; 4) резко обострилась проблема занятости молодежи, ее роль в экономике и управлении практически сведена к нулю; 5) социальный статус молодежи по всем пунктам быстро снижается, материально-бытовое положение, доступ к образованию обвально ухудшились и ухудшаются; молодежь все более оттесняется на обочину жизни общества, маргинализируется; 6) субъектность молодежи, т.е. ее самосознание самоидентификация, организованность, роль в общественной жизни, политике, защите своих интересов значительно упала и продолжает падать; молодежь брошена на произвол судьбы, оказалась в положении жертвы и заложника политических, сепаратистских, националистических амбиций; молодежью манипулируют, ее используют, не допуская в структуры представительной и исполнительной власти; 7) происходит духовное и нравственное разложение молодежи, которой овладевает дух безмерного потребительства и безнравственного обогащения любой ценой; молодежь все более криминализируется, обвально нарастают пьянство, алкоголизм, наркомания, проституция. И так далее.

Тогда, пять лет назад, я прогнозировал дальнейшее ухудшение ситуации при сохранении выбранного курса так называемых «реформ». Но действительность оказалась гораздо хуже. Приведу только две цифры. За пять прошедших лет «молодежная» наркомания в России выросла в 14 раз, молодежь стала вымирать почти в 2 раза быстрее пожилых людей.

Таких цифр — огромное множество, но я не стану загружать ими ваше сознание.

Поставим вопрос шире: что все это значит, если поставить понятие «молодежь» и происходящее с ней во взаимосвязь с понятиями «общество», «народ», «нация» и их развитием? Вывод может быть только один и он крайне тревожен: российская нация, российское общество деградируют. Таковым был мой вывод пять лет назад. Он прозвучал тогда как вызов и сенсация. Сейчас для людей посвященных это уже расхожий тезис, который, однако, все еще расценивается «реформаторами» как миф, очередная «страшилка». И это несмотря на то, что на протяжении прошедших пяти лет многие процессы имели обвальный характер.

Этот вывод подтверждают и оценки, как говорится, со стороны.

В 1992 году из 174 стран, по которым ООН рассчитывала «индекс развития человеческого потенциала» (ИРЧП), Россия занимала 52 позицию, попав в число 63 стран, отнесенных к категории государств с высоким уровнем ИРЧП. Через два года, к началу 1995 года, Россия скатилась вниз на 67 и занимала 119 место, практически замыкая перечень государств со средним уровнем развития ИРЧП. Сегодня мы попали в третью группу — низким уровнем ИРЧП. ООН уже отнесла Россию к числу развивающихся стран, но и в их перечне мы далеко не на первом месте.

Теперь давайте (в свете вышесказанного) повторим вопрос: «Так есть в России государственная молодежная политика или ее нет?» Бедственное, а тем более ухудшающееся положение молодежи говорит о том что политики государства как основного института политической системы общества, который осуществляет управление обществом, охраняет его экономическую и социальную структуры и т.п. - такой политики в России нет. А если кто-то скажет, что она существует, то, взглянув на результаты этой «политики», мы должны признать ее антимолодежной, так как от этой «политики» молодежи жить не лучше, а все хуже.

Но как же так получается? В «центре» и в каждом регионе есть система государственных органов по делам молодежи, в которых работает более 15 тысяч чиновников, существует неплохая законодательная база, созданы сотни разного рода служб занятости для молодежи, центров помощи и реабилитации, консультации, информации и т.д. и т.п. Все они работают. В чем дело?

Все эти структуры бессильны более или менее серьезно влиять на положение дел в молодежной среде из-за нищенского финансирования его деятельности. Вдумайтесь только: на реализацию федеральной президентской программы «Молодежь России» в 1996 году из госбюджета было выделено 16 млн. рублей (в нынешних ценах), в 1997 году - 10,5 млн. рублей. Для сравнения: это пятая часть бюджета руководимого мною Института молодежи. Можно подумать, что в регионах картина иная. Кое-где. Скажем, в Москве, где на молодежные программы средств потрачено больше, чем их было выделено Правительством РФ на всю Россию. Но в подавляющем большинстве в регионах денег на государственную молодежную политику у губернаторов также нет.

Итак, первая проблема - деньги, которых как бы нет. Вторая (и не менее значительная) - это безобразное, равнодушное, безграмотное отношение к молодежи, непонимание и нежелание понять особую роль в процессе перемен со стороны подавляющего большинства государственных чиновников, начиная с высших фигур - президента и премьера, а также с большинства политиков.

В чем дело? Что - они настолько глупы? Нет, конечно. Во всяком случае некоторые. Взять, например, Явлинского - безусловно умен и образован. Но на вопрос во время выступления в нашем Институте в 1998 году в этом зале, где вы находитесь: «Что вы думаете о государственной молодежной политике и почему она такая слабая?», — он ответил быстро и уверенно: «Я не знаю, что это такое. Никакой особой молодежной политики нет и быть не может». Двумя годами раньше до него здесь же и точно так же ответил на аналогичный вопрос Е.Гайдар. Такое же жесткое мнение по данному поводу не раз высказывали Чубайс, Немцов, Кириенко. Более округлыми фразами, но по сути то же самое я слышал из уст О. Сысуева и В. Ярова в их бытность вице-премьерами. И это совсем не случайно, что за пять лет существования Комитета по делам молодежи его четыре раза пытались закрыть. И если это не удавалось, так только потому, что всякий раз поднималась волна общественного протеста, и прежде всего со стороны молодежных организаций. Большинство протестантов находятся в этом зале. Я также трижды участвовал в этих борениях как член Коллегии Комитета РФ по делам молодежи. В момент формирования правительства Кириенко Комитет все же упразднили. Месяц назад по настоянию первого вице-премьера нового состава Кабинета В. Густова - воссоздали. Но в его «светлом будущем» я не уверен. Потому что, в конце концов, дело не в личностях премьеров и вице-премьеров, хотя от них многое зависит, а в идеологии курса, которым следуют нынешние власти. Кто бы ни был в Правительстве, он должен следовать постулатам той идеологии, которая определяет курс перемен. А это идеология либерализма.

Подчеркиваю: корень проблем в том, что Президент России как глава государства и его Правительство на протяжении семи лет проводили и до сих пор настырно проводят последовательную политику либерализации России. А либерализм любого типа (даже самый «мягкий») по сути своей философии и пафосу отвергает идею сильного государства, минимизирует его роль не только в экономике, а в жизни общества вообще; отвергает, в частности, и сильную социальную политику, а значит, и сильную молодежную политику. «Человек должен иметь только то, что может иметь», «Помоги себе сам», «Пусть вырастет все, что растет, и умрет то, что нежизненно» — вот лишь некоторые постулаты либерализма. По сути дела, это «право умирающего — умирать, страдающего — страдать», «война всех против всех»; это апологетика естественного отбора в человеческом обществе, социальный дарвинизм. Человеческое измерение либерализма — это «человек экономический». Не «разумный», не «культурный», не «духовный», не «политический», а — «экономический».

Все хорошо в меру. Индивидуализм, прагматизм, экономизм - в том числе.

«Реформаторы» избрали крайний и потому худший из всех вариантов либерализации - радикальный либерализм, который, как любая крайность, не мог не принять разрушительный, реакционный характер. И вот перед нами пустыня. Нет промышленности. Нет сельского хозяйства. Нет науки. Нет армии. Нет души. Характер русского народа, и без того не идеальный, еще более испорчен. Нация деградирует, вырождается, медленно погибает.

И это не волнует «реформаторов». Они твердят, что все это «страшилки» или относят гибель, беды и несчастья людей на счет «цены реформ». С первых дней деятельности их волновало совсем другое: как бы сделать так, чтобы народ, в том числе молодежь, не вмешивался в процесс дележа собственности, в тот разрушительный процесс, который они возглавляли, полагая (а скорее - делая вид?), будто они строители и созидатели.

Какая молодежь нужна властям? Все понимающая? Все знающая? Активная? Нет же, нет. Покорная Молчаливая. Ни во что не вмешивающаяся, ушедшая в себя, обеспокоенная своей судьбой и своими проблемами. Пусть занимаются чем угодно: пьют, колются, воруют, занимаются проституцией, бездельничают - только бы не лезли во «взрослые» дела: не мешали врать, обманывать, воровать. Отсюда - идея деполитизации молодежи, в то время, когда атмосфера общества насыщена политикой до гремучего взрыва; отсюда - запрет на воспитание в школах и вузах в тот момент, когда рушатся вера и надежда, когда в души вползают безнравственность и бездуховность.

Я не удивлюсь, если когда-нибудь мы узнаем о том, что на момент «шоковой терапии» и приватизации «реформаторы» имели особую программу усмирения российского народа и покорения молодежи, созданную при содействии западных советников-специалистов в области психологической войны.

Вдумайтесь, вслушайтесь в то, какими словами оперируют «реформаторы»: «деньги», «валюта», «прибыль», «заем», «инвестиции», «секвестр», «инфляция», «девальвация», «экспорт», «импорт», «налог», «пошлина», «таможня» и т.д. и т.п. Кто-нибудь слышал из уст Гайдара или Чубайса слово «человек»? О человеке, о людях они мыслят в категориях «толпа», «налогоплательщик», «электорат» и т.п. И то лишь тогда, когда их вынуждает к этому обстановка: выборы, митинги, забастовки, пикеты, стачки.

Могут сказать: «Но органы по делам молодежи все-таки существуют!» Есть и хорошие примеры осуществления молодежной политики в некоторых регионах. Я это знаю. Но будем говорить не об исключениях, а о правилах. Как правило, молодежная политика представляется большинству госчиновников как нечто надуманное, противоестественное, они уделяют ей некоторое внимание не сознательно, а вынужденно - под давлением надоедливых лидеров молодежных и других общественных организаций. В том виде, каковой государственная молодежная политика выглядит сегодня, ее надо признать чрезвычайно слабой, неэффективной, компенсаторной, маргинальной. Компенсаторной в том смысле, что с ее помощью государство пытается хоть как-то сгладить острейшие проблемы молодежи, которые оно не в илах решать кардинально. Маргинальной в том смысле, что объектом этой политики является не просто «слабая» (инвалиды, сироты и др.), но по преимуществу падшая часть молодежи - алкоголики, наркоманы, отбывшие заключение и т.п.

Между тем, есть не только молодежь со своими проблемами, но и общество, народ, нация, страна, которую надо спасать, ибо она на краю гибели. Задача молодежной политики - создание условий для развития и реализации способностей и потенциала молодого человека и молодого поколения не только в своих собственных интересах, но и в интересах общества и государства.

Общество и государство должны рассматривать молодежь как стратегический ресурс, который важнее сырьевых, топливных и финансовых ресурсов. Молодежная политика сегодня должна служить главной цели - спасению России, она носит спасательную и спасительную функции.

2. Что делать?

Положение не изменится до тех пор, пока общество, политики и власть не изменят свое понимание, а с этим и отношение к молодежи и молодежной политике, а именно: пока они не поймут что в нынешней ситуации, молодежная политика - это дело не какого-то отдельного комитета в системе государственных органов (такое возможно в стабильном, устойчивом, благополучном, эволюционирующем обществе), а дело всего государства и всего общества; взятая в полном объеме, в широком смысле, эта политика включает в свое содержание проблемы демографии, здравоохранения, образования, профессиональной подготовки, культуры, физической культуры и т.п.

Иначе говоря, государственная молодежная политика в широком смысле - это внутренняя политика государства с точки зрения интересов самой молодежи; это та часть социальной политики в ее человеческом, гуманитарном измерении, которая ближе всего и прежде всего замыкается на молодежи.

Вот первая и главная идея, которую, на мой взгляд, следует положить в основу разработки новой концепции молодежной политики государства и которую надо рассматривать как один из ведущих элементов общей стратегии по выводу России из глубочайшего системного кризиса.

При таком подходе можно и нужно ставить вопросы:

— о разработке новой концепции государственной молодежной политики и новой Комплексно-целевой программы «Молодежь России XXI века»;

— о принятии Закона РФ «Об общих началах государственной молодежной политики»;

— о создании Межведомственного Совета по делам молодежи во главе с премьер-министром Правительства РФ;

— о переосмыслении роли и назначения Госкомитета РФ по делам молодежи в смысле дальнейшего повышения его статуса: он должен стать Министерством, а министр — членом Правительства;

— о наделении этого Министерства правом проводить экспертизу всех важнейших постановлений Правительства на предмет не нанесения этими решениями и их последствиями ущерба будущим поколениям;

— о создании с той же целью соответствующих Советов по делам молодежи в Госдуме РФ, Совете Федерации и при Президенте РФ.

Я не говорю, что делать все надо только так; я говорю о том, в каком направлении должна двигаться наша мысль. Повторяю: речь идет о спасении молодежи и будущих поколений, т.е. о спасении и будущем России.

Приемлема ли такого рода молодежная политика для нынешнего режима и нынешнего государства? Нет. Почему? Все по той же причине: идеология либерализма не позволит этого сделать. Значит: либо пусть все идет так, как идет; либо надо изменить идеологию развития, скорректировать курс реформ, стратегия которого подразумевала бы в качестве одного из условий опору на молодежь и выработку сильной молодежной политики. С появлением Правительства Е.М.Примакова некоторые надежды на это появились. Но куда деваться от Президента?..

Моя вторая идея состоит в том, что пока (если исходить из реальной ситуации) вероятней разработка и реализация общественной молодежной политики, которая в данный момент должна в некотором смысле носить характер альтернативы той политике, которую проводит государство, с тем чтобы, как минимум, противодействовать и смягчить те негативные процессы в детской и молодежной среде, которым сейчас не противостоит никто.

Я считаю, что существенные перемены в содержании, характере и масштабности государственной молодежной политики сегодня могут и должны произойти под влиянием идей и воздействия сил, представляющих общественную молодежную политику. Этот тезис я отнес бы также к числу основных, на которых должна строиться новая концепция молодежной политики в России, у которой (политики) есть два крыла: государственное и общественное.

Общественная молодежная политика — это система идей, взглядов по поводу молодежи и ее роли в общественном развитии, а также практических действий различных структур гражданского общества, направленных на претворение этих идей и взглядов в жизнь в целях достижения общественных перспектив, одобряемых большинством народа. Политические партии и молодежные организации участвуют в реализации государственной и общественных политик — это правда. Так и должно быть. Более того, в зависимости от идеологической ориентации (в России зарегистрировано около 100 организаций национального уровня и более 500 — на региональном уровне) они могут иметь, имеют и проводят свою политику.

Иными словами, сегодня говорить о существовании в России какой-то одной и единой, тем более целостной, сознательно проводимой общественной молодежной политики не приходится вообще. И прежде всего потому, что в России еще не сформировалось гражданское общество, которое единственно, а не Президент, может быть подлинным гарантом стабильности и точности курса развития страны. Молодежные общественные организации и объединения пока идут в хвосте той политики, которую проводят государственные органы по делам молодежи, зачастую в качестве своего рода группы поддержки и скандирования, за что получают с милостивой «руки» этих органов крохи средств, которые позволяют им как-то существовать. В принципе, большинство из этих организаций (не считая тех, которые созданы партиями) поставлены в унизительное положение просителей у государства.

Между тем, дети и молодежь — это забота и дело всего общества, ибо через детей и молодежь общество воспроизводит и развивает себя. И эта задача не может быть делом самих детских и молодежных организаций. Это дело не только государства. Государственная молодежная политика имеет приоритет перед общественной, но только до той поры, пока государство говорит голосом общества, пока эта политика вполне отвечает интересам общества и большинства народа. Когда же государство начинает работать против общества и народа, как это происходит сейчас, тогда общество должно изменить его курс и политику, а если это не получается, то изменить государство и систему властвования. Сейчас мы находимся именно в таком положении. Следовать и далее в фарватере существующей государственной политики — значит соглашаться с ней, помогать ее осуществлению, т.е. заниматься самоубийством. Этого делать нельзя.

«Сон разума рождает чудовищ». Мы долго и крепко спали. За это время новое российское государство из слуги общества выросло в чудовище, которое руками сонма чиновников обворовывает и пожирает свой народ, унижает и уничтожает его породившее общество.

Что же делать в области общественной молодежной политики?

Я исхожу из того, что в обществе уже много людей, которые хорошо понимают все вышесказанное. Как истинные граждане своей страны, они обеспокоены происходящим с нашими детьми, с молодежью.

Но обеспокоенность — еще не политика. Наличие даже самого большого количества граждански настроенных людей - это еще не гражданское общество. Количество само по себе безмозгло, безъязыко, оно не имеет воли, не может действовать и бороться. Оно просто объект воздействия и влияния: толпа, масса, налогоплательщик, электорат. Именно в таком качестве и нужны мы нынешнему режиму и государству.

Чтобы возникло гражданское общество, оно должно самоорганизоваться, структурироваться по сферам жизни, секторам и «нишам», по различным направлениям деятельности, которые, как минимум, зеркально отражают направления деятельности государства.

Моя главная рациональная идея в этом отношении состоит в том, что «взрослая» часть общества, которая обеспокоена проблемами детей и молодежи (учителя, преподаватели, ученые, писатели и журналисты, деятели культуры и искусства, военные и т.д.) — одним словом все, кого эти проблемы волнуют, должны объединиться. Пора действовать.

Нельзя думать, что гражданское общество однажды свалится с неба. Его надо создавать тем, кто считает себя гражданином и патриотом своей страны. Ибо только гражданское общество может противостоять попыткам к стремлению государства подчинить себе весь многообразный и многоуровневый комплекс социальных отношений, осуществлять развитие общества исключительно по своей доктрине, которая как это происходит сейчас в России, не поддерживается подавляющим большинством народа.

Ради чего мы должны объединиться? Ради того, чтобы спасти подрастающее и молодое поколение, способствовать созданию таких условий, стимулов и гарантий, которые способствовали бы возрождению и развитию молодежи как стратегического ресурса, человеческого потенциала нашего общества. Именно так — «Ради наших потомков» — можно было бы назвать массовое общероссийское движение, ориентированное на левоцентристский политический блок.

Сразу возникает вопрос: «Что такое «левый центр»?» На эту тему можно завязать долгую дискуссию, если поставить задачу дать совершенно четкий ответ. Скажу так: вероятней всего — это социал-демократия. Но лучше всего сказать — это так называемое «смешанное общество», которое позволило бы России вернуть необходимую и достаточную целостность, обрести необходимую и достаточную мощь и силу, добиться достойного уровня жизни; это общество, в котором есть необходимые и достаточные свободы, рыночные отношения и различные формы собственности, включая частную; где судьбу государства и общества определяет народ, а не кучка политических авантюристов. Думаю, такой ответ многих не устроит: «Нет четкости». Но «четкие» государства и общества образуются на самых крайних полюсах, обретая тоталитарные формы. Во всех иных случаях все смешано и размыто. В мире не было и нет одной-единственной модели либерализма, капитализма, социализма, социал-демократизма, а были и есть либерализмы, социализмы, капитализмы, социал-демократии. Я отношу себя к числу тех людей, которые не хотят быть рабами, но не хотят быть и хозяевами. Мне кажется, в этой фразе весь смысл «центризма».

В ходе подготовки к юбилею комсомола создание объединения в защиту детей и молодежи по сути дела уже началось. Во всех субъектах федерации, в больших и малых городах были созданы многие сотни, возможно, тысячи оргкомитетов, которые объединили огромное множество людей разных профессий и возрастов. За эти месяцы они уже немало сделали для молодежи. Было бы хорошо, если б они продолжили свою работу, но уже в новом качестве, с новыми целями и задачами. На мой взгляд, это прекрасная база для создания массового движения. Конечно, кто-то должен взять на себя труд учредить это движение, избрать руководящие органы, собрать с мест необходимые для регистрации документы, осуществить регистрацию и организовать работу.

Думаю, это движение нашло бы поддержку прежде всего в субъектах федерации, особенно в тех, которые возглавляют здравомыслящие и умные политики. На днях я был участником встречи мэра Москвы Ю.М. Лужкова с лидерами 50 национальных и региональных молодежных организаций. Это был пример того, как государственный и политический деятель должен вести конструктивный диалог с представителями общественного крыла молодежной политики.

Необходимо предпринять меры, которые помогли бы молодежи повысить свою субъектность. Стоит подумать о создании всероссийской организации патриотической молодежи. Но дело это не простое и не скорое. Поэтому с целью объединения сил, мне кажется, следовало бы создать федерацию левоцентристских молодежных организаций.

Должна возрасти организованность студентов как наиболее консолидированной группы молодежи. Студенческие профсоюзы уже доказали свою значимость. Но у профсоюзов особое назначение. Вопрос о создании сильной общественной студенческой Организации мы обсуждали в июле с ректорами академии менеджмента и рынка, Государственного Университета управления, Государственной экономической академии им. Г.В.Плеханова, Финансовой академии при Правительстве РФ. Решили создать Союз студентов Москвы и Московской области. Сейчас готовится учредительный съезд.

Выступая единым фронтом, старшее и молодое поколения могли бы предложить обществу и стали бы проводить в жизнь доступными для них средствами, формами и методами молодежную политику, в настоящий момент альтернативную по своей сути той, которую пока проводит Российское государство. Разумеется, тут же встает вопрос о материальной базе, финансах этих объединении и т.п. вещах. Кое-кто воспримет мои соображения скептически, скажет, что сделать все это невозможно. Я не буду отделываться каламбурами типа «Политика — это искусство невозможного» и т.п. Многое все-таки возможно. Мы должны это делать вопреки всему.

Есть вопросы, в которых общество, т.е. и мы с вами, должны проявить волю и не дать радикал-либералам и оголтелым западникам из числа госчиновников делать то, что они делали и продолжают делать на наших глазах. Назову лишь некоторые из возможных направлений деятельности. Во-первых, общество должно выступить «против» безмозглой, безудержной западнизации и особенно — американизации сознания российской молодежи; «за» инновационное, то есть позитивно-избирательное отношение к западным ценностям, их разумное, умеренное освоение сообразно традициям, умонастроениям и психологии российского народа, что само по себе естественно и необходимо.

Наибольшую опасность для России я вижу в американском представлении о том, будто именно их, американский образ жизни является рецептом для всего мира; будто именно американский либерализм есть путь к универсальности цивилизации; будто путь к мировой этике лежит через распространение «этики протестантизма» в интерпретации Макса Вебера и т.п. Представления о мессианской роли США в современном мире, исключительности и превосходстве американцев, о завершенном совершенстве американской версии капитализма насильно и активно насаждаются в сознание молодежи России и, надо сказать, не без успеха. Многие молодые россияне уже поклоняются американскому образу жизни, в основе которого лежит философия прагматизма и индивидуализма, хотя, как известно, его возможности уже во многом исчерпали, изжили себя. Понимание этого растет в самой Америке, о чем пишут наиболее трезвые ученые и политики. Падает общая культура этой нации, которая, как известно, никогда не была высокой, падает уровень образованности, интерес к подлинному, настоящему искусству, серьезной литературе, девальвируют понятия «добро», «человечность», «честь».

Во-вторых, общество должно решительно выступить «против» вседозволенности и произвола, которые творят российские средства массовой информации по отношению к детям и молодежи. Свобода слова, как любая свобода, не безгранична. Если СМИ претендуют на то, чтобы быть еще одной ветвью власти, то общество вправе потребовать от этой «ветви» делать свою работу ответственно, то есть быть действительно объективными, а не идеологически и политически пристрастными, стоять на пророссийских, а не прозападных позициях, занять ко всему происходящему позицию гражданской причастности, а не стороннего наблюдательства.

В-третьих, общество должно выработать свои способы и методы борьбы за общественный порядок, для начала хотя бы в пределах тех организаций и учреждений, где мы работаем. Всеми возможными средствами надо добиться, чтобы государство действительно занялось борьбой с наркоманией. По данным МВД РФ в стране 2 млн. наркоманов, по оценкам независимых экспертов - в несколько раз больше. В основном это молодежь, в частности, школьники и студенты. Если наркомания будет распространяться теми же темпами, что и сейчас, через несколько лет спасать Россию будет некому и не для кого.

В-четвертых, общество должно решительно выступить «за» усиление гражданского, патриотического и нравственного воспитания молодежи. Речь не о том, чтобы «лепить», «формировать» из молодежи нечто», соответствующее какому-то конкретному идеалу. Сегодня, когда общество находится в ситуации стратегической неопределенности и стабильной нестабильности, которые будут сохраняться еще довольно долго, это не только не нужно, но и просто невозможно. В такой обстановке воспитатель не может и не должен брать на себя право что-либо решать за воспитуемого. Отвечать за жизнь, а стало быть, за все выборы и решения должен тот, кому эта жизнь принадлежит. То есть сам воспитуемый - студент, школьник.

В этом случае цели воспитания сводятся к трем основным позициям. Первое — создать условия для максимально полного освоения воспитуемым материальной культуры и духовных ценностей, накопленных человечеством и нашей страной. Второе — помочь воспитуемому раскрыть его внутренние потенции, содействуя тем усилиям, которые он сам предпринимает для самоопределения, самоутверждения, самореализации. Третье — стимулировать процесс познания молодым человеком самого себя, выработку индивидуального образа (стиля) жизни и поведения.

Легче всего бубнить: «Молодежь пошла не та», «Молодежь нынче плохая» и т.п. Старшие должны воспринимать молодых такими, какие они есть, со всеми их достоинствами и недостатками. Но это не значит, что можно занимать пассивную позицию в отношении тех их выборов (образа жизни, поведения, пристрастий и т.п.) и решений, которые имеют отношение к судьбе общества и государства. Воспитание предполагает воздействие воспитателей на воспитуемых, не задевающее их человеческого достоинства и прав личности. Общество имеет право и обязано выдвигать молодому человеку определенные требования и правила, соблюдение которых оно контролирует. Я не представляю себе человека, который живет вне общества, является неким демиургом, который творит себя абсолютно свободно. При таком подходе нет ни общества, ни государства. Невозможна их нормальная управляемость и эффективное функционирование. Страна находится именно в таком положении.

В Древней Греции шедшего в школу мальчика сопровождал раб, который нес его ранец. Этот раб назывался «педагогом» (от соединения слов «пайс» — ребенок и «агогейн» — вести).

Сегодня в России все взрослые — отцы, матери, деды, которым дорога судьба их детей и внуков, должны сознательно поставить себя в положение педагогов, то есть рабов. Ранец знаний, духовности и нравственности нынешних и будущих молодых поколений, от которых зависит будущее России, пока еще в наших руках. Все, что произошло с детьми и молодежью — наша вина, ибо все это творилось на наших глазах. Там нет «хорошей» молодежи, где нет хороших стариков. Довольно волноваться. Пора действовать.

Спасем молодежь — спасем Россию.

.